ИКТ-новости Ростова

Самые популярные новости:

Как отключить ав­то­ма­ти­чес­кие платные подписки?

Эксперты Банка России: биометрия — это удобство и доброволь­ность

«Кван­то­ри­ум» даёт детям шанс получить отличную работу в будущем

Разработка под Android в Ростове: новые воз­мож­нос­ти от GDG

Сотовые операторы научились имитировать исходящие вызовы

Самый дешёвый мобильный Интернет в Ростове: выгодные тарифы 4G

Что лучше: Honor, Xiaomi или Huawei?

4G в Ростовской области: какой Интернет лучший?

Перенос номера: «уйти», чтобы остаться на лучших условиях?

Цифровое те­ле­ви­де­ние в смартфоне — без Интернета!

Локальная сеть дома: как настроить так, чтобы не взломали?

>>> все но­вос­ти Tech­no­Drive

Нейрокибернетика в Ростове: интеллектуальные системы идентификации и новые горизонты робототехники

Нейрокибернетика является, пожалуй, одной из наиболее интересных отраслей современной науки. И дело не только в «одушевлении» роботов — ведь, реализуя задумки природы в технических системах, мы можем лучше понять процессы, происходящие в нас самих. Есть и множество других приложений полученных знаний, — включая интеллектуальные системы идентификации личности, — и роботов, способных адаптироваться в изменчивой внешней среде. Об этих и других разработках ростовского НИИ нейрокибернетики им.А.Когана читайте в эксклюзивном интервью TechnoDrive. Наш собеседник — заведующий отделом моделирования нейронных сетей и робототехники Анатолий Самарин.

— Анатолий Иванович, с чего началось Ваше увлечение нейрокибернетикой?

— Конечно, это большое счастье — рано определиться с профессией. Уже где-то в 8-9 классе я знал, чем хочу заниматься. Это были 1958-59 годы, когда кибернетика у нас еще считалась буржуазной лженаукой, — но меня очень интересовали электрические процессы мозга и роботы. Тогда я жил в совсем провинциальном городке Ессентуки — и вдруг встретил бывшего выпускника нашей школы, а тогда студента физмата РГУ. Именно он рассказал мне, что в Ростовском университете есть профессор Александр Борисович Коган, который занимается электричеством мозга и множеством всяких интересных вещей. Так я поступил в РГУ на, тогда еще, физмат.

В конце первого курса мы организовали подпольный кружок любителей кибернетики, — а в начале второго курса (в 1961 году) пошли к профессору Когану и попросили взять нас под свое крыло. Александр Борисович был крупнейший ученый, родоначальник отечественной нейрокибернетики, очень увлеченный человек. О работе мозга он рассказывал так, что у нас создавалось полное убеждение — «если бы не было АБ, то мозг работал бы по-другому».

Потом тогдашний ректор — Юрий Андреевич Жданов, разрешил нам — студентам-физикам, которые дневали и ночевали на кафедре профессора Когана, — учиться по индивидуальным планам. Кроме основных физических дисциплин, часть предметов мы слушали на биофаке, часть на мехмате и из такой группы перекрестного обучения первые дипломированные нейрокибернетики вышли в 1965 году. Мне повезло, что я был среди них. И вот уже более сорока лет занимаюсь тем, что мне нравится.

— Над какими гражданскими проектами сейчас работает, возглавляемый Вами отдел моделирования нейронных сетей и робототехники?

— Проблемы все те же: как мозг управляет организмом и делает мысль, — то есть вопросы, которые перед человечеством стоят ни одно столетие. Но в отличие от старых времен сейчас появилась возможность поверять на практике все как гениальные, так и бредовые идеи.

Автономные и гуманоидные роботы сейчас не только танцуют (танцевать могла и кукла наследника Тутси в «Трех толстяках»), — но и узнают хозяина, ориентируются в сложной внешней среде, играют в футбол, кувыркаются и катаются на роликовых коньках. Конечно пока не так, как человек, — ведь возникает множество проблем, когда робота выпускают в неорганизованный внешний мир. Таким образом, чем ближе робот по свойствам и способностям будет к человеку, тем сами знания о человеке и устройстве его мозга будут полнее и полнее.

Поэтому занятие роботами это не прихоть, а вызов человечеству как космос или микромир. Главные научные интересы нашего отдела — зрение, осязание высших животных и человека, — а также использование этих сенсорных сигналов при управлении поведением и реализация подсмотренных принципов и идей природы в технических системах.

— На выставке достижений ЮФУ Вы представляли систему идентификации личности по биометрическим характеристикам. Можно узнать о ней подробнее?

— Такое приложение наших работ естественно. Если мы создаем зрение для робота, то пусть такой робот (пока в виде телекамеры и компьютера) покажет, на что он способен. Вот мы и начали обучать его распознавать лица и отпечатки пальцев. А, коли мы занимаемся еще и осязанием, — и знаем, что при выполнении однотипных движений формируется индивидуальный двигательный стереотип, — то возникает идея создать систему распознавания этой индивидуальности.

— А как обстоит дело с идентификацией личности по динамике нажатия во время письма? Насколько точен данный метод?

— Графику подписи можно подсмотреть и воспроизвести, — а вот как, в каком месте написания слова или собственной подписи увеличивается нажим или отрывается перо, не знает даже сам автор подписи. Это все происходит на подсознательном уровне. Поместив датчик нажима в ручку или на подстилающую поверхность можно не только исследовать эти характеристики, но и использовать полученные знания в реальной практике. В Англии уже достаточно давно выпускается такая ручка, — начиненная датчиками и электроникой, для идентификации подписи по скрытой индивидуальной характеристике. Мы же решили использовать для идентификации человека три характеристики сразу. Если система анализирует изображение вашего лица, вид пальцевого узора и динамику нажима и все это вместе, то можно спать спокойно — враг на охраняемую территорию не пройдет.

— Как Вы оцениваете научный потенциал ростовских ученых в области нейрокибернетики и робототехники?

— К сожалению, ответ на этот вопрос в прошлом. Не отдельные специалисты, а десятки наших бывших сотрудников работают сейчас в самых продвинутых научных лабораториях мира, — от Японии до США. Как-то мне прислали фотографию с международной конференции по нейронаукам в Орландо (США). На фотографии шесть наших бывших сотрудников, которые приехали доложить о своих научных результатах. Поэтому на ваш вопрос могу ответить — ростовские ученые в области нейрокибернетики востребованы во всем мире, кроме России. В отечественной науке это огромная проблема — пропавшее среднее звено ученых. И если мы, старики, не успеем передать знания и умения молодежи, то во многих сферах научной деятельности «российский велосипед» придется изобретать заново.

— Какие учебные заведения Вы считаете наиболее перспективными для получения образования в области нейрокибернетики?

— Я думаю, в этой сфере потенциал у вновь организованного Южного федерального университета велик, наша интеграция с научными школами Таганрога может дать очень продуктивные всходы.

— Какие разработки и направления Вы считаете самыми важными в мировой науке?

— Конечно же, науки о человеке во всем их многообразии. Как-то не хочется, чтобы дети и внуки жили в духовной нищете и искали смысл жизни в деньгах, а не в самой жизни.

Полный список новостей TechnoDrive
© 2001-2021 Борис Зубов, contact@technodrive.ru